LEFT SIDEBAR PAGE

установка котла

15 июля 1240 года князь Александр Ярославович одержал победу в битве на Неве, разгромив шведов и получив прозвище Невский. Князя Александра Ярославовича по прозвищу Невский в большинстве случаев вспоминают в контексте Ледового побоища 1242 года. Также многим на разум приходит фраза «Кто к нам с клинком придет, от клинка и погибнет!». Вот только принадлежит она совершенно не князю, а сценаристу и по совместительству режиссеру кинофильма « Александр Невский» Сергею Эйзенштейну. А битва на Чудском озере является хотя и самой известной, но далековато не единственной победой князя Александра Ярославовича. Прозвище Невский он получил после Невской битвы, состоявшейся 15 июля 1240 года. Невзирая на то что обычно действия подобного масштаба проходят в школе, нередко запамятывают гласить, что именитая битва явилась маленьким эпизодом Второго шведского крестового похода. В булле, вышедшей 9 декабря 1237 года, папа Римский обратился к шведскому архиепископу с призывом организовать крестовый поход в Финляндию «против тавастов» — западной ветки финнов, отличающейся от восточной, карельской, как по наружности, так и по нраву и языку. Не считая того, папа Римский повелел убить и их «близких соседей», другими словами карелов и российских, в союзе с которыми тавасты сопротивлялись церковной экспансии. Идет речь о том, что в протяжении многих лет, предшествовавших крестовому походу, шведы пробовали склонить знать тавастов, другими словами представителей финских племен сумь (suomi) и емь (heme), к принятию католичества. Сначала 1220-х годов им это удалось, но, когда началась экспансия политического нрава, продолжившая религиозную, финны вновь решили попробовать отыскать защиты у Новгорода, чтоб совсем не утратить свои земли. И если племя сумь в конце концов осталось под властью Швеции, то представители племени емь подняли посреди 1230-х годов истинное восстание против шведов и получили поддержку со стороны Новгорода. Результатом этого восстания стало воззвание к отцу Римскому. А Григорий IX невзлюбил Русь издавна: еще в 1232 году он призывал «защитить новое насаждение христианской веры против неправильных русских».